КАЛЕНДАРЬ ПУБЛИКАЦИЙ

Ноябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

ГОДОВОЙ АРХИВ

18.05.2022

Гомельская Епархия

Белорусской Православной Церкви

БОГ НАМ СУДЬЯ

Александр Елопов – преподаватель библейско-богословских курсов Гомельской епархии БПЦ

Человеку тяжело жить с чувством попранной справедливости – особенно, если это продолжается многие годы. Сердце точит обида, в голову бьёт тяжёлое, дурманящее вино мести, в душе накапливаются усталость и разочарование… Когда подобное состояние овладевает массами, начинают рушиться целые государства, как это произошло, например, с Советским Союзом. 

Теряя надежду на человеческое правосудие, люди могут вынести свои недоумения и беды на Суд Божий. Для нас, христиан, это естественно, ибо и таким образом выражается наша вера во всемогущество, всеведение и благость Творца. Но порой и в совершенно, казалось бы, нецерковной среде звучат слова: «Бог всё видит!», или «Бог нас рассудит!». Лишний раз они свидетельствуют, что инерция религиозного воспитания, полученного многими поколениями предков, есть великая сила, которую не так-то просто угасить.

Лично я рос в атеистической семье, и тема Божьего Суда впервые вошла в мою жизнь благодаря… русской литературе, а конкретно – поэту Михаилу Лермонтову. Помните его знаменитое стихотворение на смерть Пушкина, которое советские школьники учили наизусть? Оно начинается с горького сожаления о том, что:

«Погиб поэт! – невольник чести – 

Пал, оклеветанный молвой…» –

и завершается гневной отповедью людям, сначала погубившим гения, а теперь упивающимся своей безнаказанностью: 

«Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли, и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!».

ВРЕМЯ РАСПЛАТЫ

Когда я повзрослел и смог сам прочитать Библию, то нашёл предвосхищение лермонтовского гнева в следующих строках Псалтири:

«Подлинно ли правду говорите вы, судьи, и справедливо судите, сыны человеческие? Беззаконие составляете в сердце, кладете на весы злодеяния рук ваших на земле. С самого рождения отступили нечестивые, от утробы матери заблуждаются, говоря ложь. Яд у них – как яд змеи, как глухого аспида, который затыкает уши свои и не слышит голоса заклинателя, самого искусного в заклинаниях. Боже! сокруши зубы их в устах их; разбей, Господи, челюсти львов! Да исчезнут, как вода протекающая; когда напрягут стрелы, пусть они будут как переломленные. <…> Возрадуется праведник, когда увидит отмщение; омоет стопы свои в крови нечестивого. И скажет человек: «подлинно есть плод праведнику! итак есть Бог, судящий на земле!»» (Пс. 57: 2–8, 11–12).

Ветхозаветные евреи не имели ясного представления о загробном воздаянии, и, как можно понять из процитированного отрывка, надеялись, что Божья кара настигнет грешников прямо в нашем мире. Христиане же очень рано восприняли уверенность в том, что главная часть Божьего Суда ждёт людей после их смерти – для того, чтобы не стеснять человеческую свободу слишком явной поддержкой добрых против злых. 

Как объяснял Иисус Христос в притче о пшенице и плевелах, убирая с поля сорную траву, мы можем повредить и полезные злаки. Какой выход? «Оставьте расти вместе то и другое до жатвы…» (Мф. 13: 30) – а там уже будем разбираться, что (или кого) отправить в огонь.

УГРОЗА ВТОРОЙ СМЕРТИ

«…человекам положено однажды умереть, а потом суд…» (Евр. 9:27), – учил апостол Павел. В православной традиции принято различать частный суд, совершающийся над каждой человеческой душой после её отделения от тела, и Суд Последний или Страшный, который будет сопряжён со Вторым Пришествием Иисуса Христа и всеобщим воскресением мёртвых.

Откровение (Апокалипсис) Иоанна Богослова рисует грандиозную картину того, как от лица Христова, воссиявшего над миром, побегут небо и земля, как обрушатся в огненное озеро смерть и ад, и как соберутся перед престолом Божьим все, кто хоть когда-нибудь родился человеком. Сидящий же на престоле скажет: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой. Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь – в озере, горящем огнём и серою. Это – смерть вторая» (Откр. 21: 6–8).

Пока Страшный Суд не произошёл, участь усопших считается неокончательной и допускает некоторую перемену. При этом сами умершие уже неспособны повлиять на своё состояние, однако оно может улучшиться благодаря добрым делам тех людей, которые продолжают жить на земле.

Церковное Предание хранит память о случаях, когда по молитвам христианских святых грешники избавлялись от адских мук. Пожалуй, самая знаменитая история такого рода связана со святителем Григорием Великим (540–604). Узнав об одном великодушном поступке древнеримского императора-язычника Траяна (53–117), свт. Григорий взял на себя обет – спасти душу этого человека. После долгих и слёзных молитв святой получил от Бога откровение: Траян прощён.   

Какой красивый и трогательный рассказ, не правда ли? Он хорошо передаёт дух подлинно христианской любви, не желающей погибели даже бесам. Вот только расслабляться, выслушав его, не стоит. Не знаю, как у вас, а у меня нет гарантии, что и мою далеко не светлую душу день и ночь вымаливает какой-нибудь великий праведник. 

РИСК БЫТЬ СУДЬЁЙ

Огненное озеро, предназначенное для лжецов и садистов, беспринципных трусов и прелюбодеев, лежит прямо по моему жизненному курсу. Ещё чуть-чуть, и мне придётся в нём искупаться. Вот почему, сталкиваясь с особо выдающимися проявлениями человеческой подлости, я всё-таки не говорю, как герои иных боевиков: «Горите в аду, твари!». Хотя порой и сильно хочется, но – нельзя! Когда сам лезешь в адское пламя, зачем тебе в нём ещё с кем-то толкаться?

Церковь Христова просит меня (и всех нас!) о большем – вообще не обращать внимания на чужие грехи, предоставив их разбор и оценку Богу. «Не злословьте друг друга, братия: кто злословит брата или судит брата своего, тот злословит закон и судит закон; а если ты судишь закон, то ты не исполнитель закона, но судья. Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого?» (Иак. 4: 11–12). Подсудимый, захватывая кресло судьи, лишь отягчает собственную вину…

В жизни древнего христианского подвижника Исаака Фивейского был такой случай, описанный в Древнем Патерике. Однажды авва (арамейско-сирийское – отец) Исаак пришел из пустыни в киновию (монастырь общежитского устава), увидел там брата, делающего грех, и осудил его. Когда же вернулся он на место своего монашеского уединения, то дверь в келью ему преградил Ангел Господень со словами: «Не пущу тебя войти!». Авва с трепетом вопросил: «Какая сему причина?» – и услышал в ответ: «Бог послал меня к тебе, говоря: спроси его, куда велит Мне бросить падшего брата?». Усовещённый монах тотчас распростёрся на земле, говоря: «Согрешил пред Тобою! Прости мне!». «Встань, – сказал Ангел, – Бог простил тебя. Но впредь берегись осуждать кого-либо, прежде нежели Бог осудит его».

КАЖДОМУ – СВОЁ

На земле не было и нет такого суда, который смог бы вникнуть во все обстоятельства разбираемого дела и обеспечить полное торжество справедливости. По словам преподобного Дорофея (VI в.), только Бог «…знает и душевное устроение каждого и силу, и образ воспитания, и дарования, и телосложение и способности; и сообразно с этим судит каждого, как Он Сам Един знает. Ибо иначе судит Бог дела епископа и иначе правителя мирского, иначе судит дела игумена и иначе ученика, иначе старого и иначе юного, иначе больного и иначе здорового».

Авва Дорофей приводил пример с двумя маленькими девочками-рабынями. Первую из них купила благочестивая христианка и, воспитав её в страхе Божием, подготовила к иноческой жизни. Вторую приобрела блудница и добилась того, что и та пошла торговать своим телом. Если же теперь обе повзрослевшие девицы совершат один и тот же проступок, осудит ли их Господь в равной мере? Ни в коем случае! Разное – разным.

Да, посмертная участь каждого из нас – загадка. Итоги Божьего Суда неизвестны людям. Преподобный Иоанн Лествичник (579–649) не считал безнадёжно пропащим даже человека, согрешающего в самый миг умирания, поскольку «некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали втайне; и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца».

Точно ясно одно: с нас, христиан, Бог взыщет строже. Вот ты – называл себя верующим, ходил в храм, ссылался на Библию, стоял со свечкой перед иконами? А не ты ли ещё – унизил, предал, довёл до отчаяния, тюрьмы или смерти другого человека? Разве не ты написал лживую статью, подделал важный документ, присвоил чужое достояние? Не ты ли, зная о ценности целомудрия, смотрел порнографические фильмы, и тем же языком, которым молился, изрыгал из себя мерзкую брань? Или вот этот грех – тоже, скажешь, не твой?

Любишь повторять, что Бог всё видит? Бойся: в этом ты прав!

Газета «Советский район», 23 сентября 2020 г. (№ 39)

X