26 мая, 2024

Белорусской Православной Церкви

Белорусской Православной Церкви

«Согбенная до земли»

Чудеса бывают разные, но самое главное чудо – это перемена жизни человека, его обращение к Богу.

В Огородне существует несколько местных преданий об инокине Евдокии (Демьянцевой).

По одной из версий, в своё время она была ведущей комсомолкой деревни. Когда Огородненский храм был закрыт, в нем оборудовали зерносклад. Перегородка иконостаса и Престол оставались на своих местах, хотя иконы были уже сняты.

Однажды, когда местные жители трудились на этом самом зерноскладе, молодая активистка высказала мысль, что попляшет на Престоле и ей за это ничего не будет, т.к. Бога нет!

Все, кто был рядом ужаснулись, когда девица, взобравшись на Престол, начала плясать. Вдруг ей внезапно стало плохо.

Когда девушку сняли с Престола, она не могла разогнуться. После этого Евдокия так и осталась «согнутой до земли».

Это и привело её к Богу. Девушка стала посещать храм, исповедоваться и причащаться Святых Христовых Таин, а впоследствии приняла иноческий постриг.

По другой версии, описанной в брошюре протоиерея Михаила Макеева «Архимандрит Иннокентий Добрушский», события складывались несколько иначе:

«Часто приносили в храм на носилках к о. Иннокентию[1] девушку – комсомольскую активистку – Евдокию Демьянцеву. Это “ходячее чудо” в селе Огородне в разгул атеизма в ночь под Рождество Христово играла в пьесе роль богомолки. В заключение пьесы она попросила комсорга (играл роль священника) окропить ей спину “святой водой”. Он окропил. А утром она не смогла подняться с постели – отнялись ноги. И каждый год в Рождественскую ночь у нее ухудшалось состояние. Ее, инвалида 1 группы, по комсомольским путевкам посылали и в Артек, и на курорты. Но ничего не помогало. И вот, после изгнания немцев, она проходила курс лечения в добрушской больнице. Несмотря на ужасную болезнь, она была веселая атеистка, играла на гитаре. И ей захотелось, любопытства ради, увидеть попа, о котором так много говорят.

И ее принесли в храм на носилках с гитарой! Батюшка сам подошел к ней, поговорил с ней ласково.

А когда она увидела полный храм исповедующихся и плачущих о своих грехах, которые о. Иннокентий перечислял и разъяснял, у нее начался процесс “брожения”. Ее стали приносить чаще и уже без гитары. И наконец она сама захотела исповедоваться…

И после принятия Святых Христовых Таин она воскресла для жизни духовной. Стала вставать на ноги и с помощью костылей начала ходить. Он ей сказал: “Землю ты будешь видеть, а небо нет”. И до самой смерти батюшки она была его духовной дочерью. А после его смерти – проповедницей имени Божия. Она не стеснялась рассказывать всем и везде (в поездах, автобусах) о совершившемся над ней наказании Господнем и о Его милости через батюшку Иннокентия.

Она начала учиться в церкви читать и петь и стала псаломщицей в своем селе. А когда закрыли церковь – писала жалобы даже самому Сталину»[2].

Вторая история вполне могла иметь место в деревне. В те времена «Союз воинствующих безбожников» организовывал кощунственные карнавалы и даже издавал целые инструкции как глумиться над чувствами верующих.

В 1925 г. в Ленинграде вышел сборник материалов под названием «Комсомольское рождество в клубах» в котором предлагался конспект для антирелигиозной лекции, эскизы для выставки, а также несколько сценариев безбожного «всенощного бдения», т.н. «материалы для художественного вечера в клубе». Всё это, по замыслу составителей, должно было проводиться в рождественскую ночь.

В случае с Евдокией могла быть разыграна одна из предложенных в сборнике сценок. Там их было изложено несколько. Но по своему содержанию наиболее подходили две.

Например, инсценировка под названием «Чудо», сочинения М. Волкова.

В краткой аннотации к сценке говорилось: «инсценированный рассказ – переносит действия в деревню. Небольшой трогательный эпизод, полный юмора и несомненной агитационной убедительности…»

Как раз в этой сценке присутствовала богомольная старушка по имени Фетинья и «поп» Иван. В самом начале представления «священник» пришел к Фетинье в день праздника Богоявления и окропил её дом «святой водой».

Глумление над иконами и христианскими святыми были органическим составляющим «небольшого трогательного эпизода».

В качестве ещё одной возможной сценки, разыгранной во время «художественного вечера», можно привести и кощунственную инсценировку «Удивительные путешествия попа», сочинения А. Крайского.

В аннотации к ней говорилось: «типичная политинсценировка о церкви, гражданской войне и комсомольцах. Персонажи-маски: поп, папа, монашенка, городовой, генералы, рабочие – все хорошо знакомые фигуры почти каждого комсомольского спектакля. Эту инсценировку легко можно дополнить собственным злободневным материалом».

Подобное лицедейство привлекало молодых людей. Многие записывались в «Союз воинствующих безбожников» и принимали активное участие в работе этой жуткой организации. Не исключением стала и Евдокия.

Возможно, эти два предания о согрешившей девушке относятся к разным лицам. Но общее у них то, что они рассказывают о совершившемся обращении некогда бывшей комсомолки, ставшей впоследствии инокиней.

Инокиню Евдокию, знавшие её, характеризуют как человека веселого нрава и безбоязненную проповедницу Слова Божия.

В её домашнем архиве сохранилась трогательная фотография начала 1980-х гг., где рядом с ней стоит архимандрит Иоанн (Матвеенко). На фото видно, с какой теплотой мать Евдокия смотрит на архимандрита.

Отец Иоанн – бывший настоятель местного храма, до последнего оставался духовником и нелегальным руководителем Огородненской общины. В жалобах уполномоченного сообщалось, что он даже после того, когда переехал в г. Чернигов, не переставал приезжать в Огородню и совершать там богослужения.

Изучив богослужебный устав, Евдокия читала в Корме на клиросе. Для нее специально был изготовлен низкий аналой, где лежали книги. Одна местная жительница вспоминала, как в 1970-е гг., зайдя в Кормянский храм с родителями, она испугалась вида этой женщины «как в таком состоянии можно жить и ходить?»

Скончалась Демьянцева Евдокия в 1980-е гг. и была погребена на Огородненском кладбище.

Существует местное предание о том, что в день своей кончины Евдокия «выпрямилась» и уже в гробу лежала ровной[3]. После её погребения прошло несколько десятилетий, но память о ней продолжает жить. И запомнилась местным она не сколько своей необычной внешностью, а сколько своей пламенной верой во Христа, которого безбоязненно проповедовала повсюду.


[1] Иннокентий (Мельниченко), архимандрит. С 1914 по 1928 гг. строитель и духовник женского Макарьевского монастыря в Добрушском районе. После ликвидации обители, руководитель нелегальной келейной Добрушской обители. С 1941 по 1947 гг. настоятель Никольского храма в г. Добруше.

[2] Макеев Михаил, протоиерей. Архимандрит Иннокентий Добрушский. – Добруш, 1998. – С. 7-8.

[3] Воспоминания архиепископа Гомельского и Жлобинского Стефана. Диктофонная запись от 08.02.2023.

Протоиерей Александр Лопушанский
председатель Комиссии по канонизации святых

Поделиться:
Facebook
VK
OK
Twitter
LinkedIn
Skype
Telegram
WhatsApp
Email
Print